8 октября 2020 22:05Российская газета

Рубль ищет прежний курс

Комментарий Владимира Брагина, директора по анализу финансового рынка и макроэкономики УК «Альфа-Капитал»

От чего зависит цена российской валюты

 Курс рубля уверенно укреплялся в четверг благодаря повышению цен на нефть и росту российского долгового рынка: доллар потерял 50 коп. (77,5 руб.), евро - 80 коп. (91 руб.). Однако пока рублю не удается выбраться из тревожного коридора, в котором он оказался в сентябре.

Ослабление рубля в сентябре было связано с общим для всех развивающихся рынков снижением склонности мировых инвесторов к риску на фоне увеличения числа заражений коронавирусом, снижением цен на нефть и усилением геополитических рисков, отмечает Банк России. 

Если убрать риски новых санкций, которые явно "сидят" в курсе рубля, и геополитические риски, справедливый курс находится в районе 65-70 рублей за доллар, оценивает директор по анализу финансового рынка и макроэкономики УК "Альфа-Капитал" Владимир Брагин.

Правда, на рубль действует еще и снижение интереса инвесторов к российским активам, отмечает Брагин. Это связано, во-первых, с упавшей доходностью облигаций федерального займа и ограниченным потенциалом снижения ключевой ставки. Во-вторых, российский рынок акций - это яркая "идея стоимости", то есть инвестирование в компании с понятными финансовыми показателями и дивидендной доходностью.

Но в последнее время "мода" - это растущие компании, у многих из которых прибыль и дивиденды ожидаются в отдаленном будущем. Таких компаний на российском рынке сейчас меньшинство.

Если геополитическая напряженность вокруг России не будет усиливаться, курс рубля может укрепиться до 75 за доллар к концу года и до 73-74 рублей в 2021 году, считает главный экономист Газпромбанка Сергей Коныгин. "Влияние геополитической премии на текущий курс рубля мы оцениваем в 3-4 руб., и она будет постепенно исчезать, приводя к укреплению национальной валюты в среднесрочной перспективе", - рассчитывает он.

Каких-то ограничений на колебания курса сейчас нет. В какой-то момент при обострении негативного новостного фона он легко может оказаться выше 80 рублей за доллар и так же быстро опуститься к фундаментально оправданным уровням в случае его разрядки, отмечает Владимир Брагин. ЦБ РФ может увеличивать валютные интервенции (в октябре Банк России и министерство финансов ежедневно продают валюту на 11 млрд руб. ), но вряд ли будет привязывать это к какому-то значению курса. "Понятно, что слабый рубль создает инфляционные риски, но если начать возвращаться, хотя бы частично, к фиксированному курсу, то это может разрушить сам созданный механизм инфляционного таргетирования", - объясняет Владимир Брагин.

Важно, что в отличие от ситуации накануне кризиса конца 2014 года, на рынке нет признаков дефицита валютной ликвидности. Компаниям не требуются значительные объемы для рефинансирования валютного долга, это результат очень малого числа размещений в последние годы. Если же дефицит возникнет, то у Банка России есть уже отработанный механизм предоставления валютной ликвидности, активно использовавшийся в 2015 году, отмечает Брагин.

Хорошей новостью для рубля и валют других развивающихся стран является то, что реакция рынков на ускорение распространения пандемии более спокойна, чем весной. "Это связано как с более осторожным возобновлением ограничений, так и с мерами центральных банков и правительств по поддержке экономики и купированию рисков финансовой стабильности", - отмечает Банк России в очередном выпуске "Обзора рисков финансовых рынков".

Что касается усилившихся рисков санкций, то пока речь идет о персональных санкциях, поэтому их влияние будет ограниченным, отмечают аналитики банка "Санкт-Петербург".

Последние новости: