Личный кабинет
8 800 200–28–28

Оформить онлайн-заявку

Оставьте свои контактные данные
и мы свяжемся с вами в течение 24 часов
Согласен на обработку персональных данных
Ваша заявка отправлена,
спасибо!
Что-то пошло не так,
Ваша заявка не была отправлена.
попробуйте еще раз
назад
Соглашение об оказании услуг

ОПИФ облигаций «Альфа-Капитал Еврооблигации». Правила доверительного управления № 0386-78483614 зарегистрированы ФСФР России 18.08.2005 г. ОПИФ смешанных инвестиций «Альфа-Капитал Баланс». Правила доверительного управления № 0500-94103344 зарегистрированы ФСФР России 13.04.2006 г. ОПИФ облигаций «Альфа-Капитал Облигации Плюс». Правила доверительного управления № 0095-59893492 зарегистрированы ФКЦБ России 21.03.2003 г. ОПИФ облигаций «Альфа-Капитал Резерв». Правила доверительного управления № 0094-59893648 зарегистрированы ФКЦБ России 21.03.2003 г. ИПИФ акций «Альфа-Капитал Акции роста».

Правила доверительного управления № 0697-94121997 зарегистрированы ФСФР России 12.12.2006 г. ОИПИФ «Альфа-Капитал Индекс ММВБ». Правила доверительного управления № 0696-94121678 зарегистрированы ФСФР России 12.12.2006 г. OПИФ акций «Альфа-Капитал Ликвидные акции». Правила доверительного управления № 0387-78483850 зарегистрированы ФСФР России 18.08.2005. ОПИФ акций «Альфа-Капитал Перспектива». Правила доверительного управления № 0388-78483695 зарегистрированы ФСФР России 18.08.2005. ОПИФ акций «Альфа-Капитал Торговля». Правила доверительного управления № 0907-94126486 зарегистрированы ФСФР России 07.08.2007 г. ОПИФ акций «Альфа-Капитал Бренды». Правила доверительного управления № 0909-94126641 зарегистрированы ФСФР России 07.08.2007 г. ОПИФ акций «Альфа-Капитал Ресурсы».

Правила доверительного управления № 0698-94121750 зарегистрированы ФСФР России 12.12.2006 г. ОПИФ акций «Альфа-Капитал Технологии». Правила доверительного управления № 0699-94121833 зарегистрированы ФСФР России 12.12.2006 г. ОПИФ акций «Альфа-Капитал Инфраструктура». Правила доверительного управления № 0703-94122554 зарегистрированы ФСФР России 12.12.2006 г. ОПИФ фондов «Альфа-Капитал Золото». Правила доверительного управления № 0908-94126724 зарегистрированы ФСФР России 07.08.2007 г., ОПИФ смешанных инвестиций «Альфа-Капитал Стратегические Инвестиции». Правила доверительного управления ОПИФ смешанных инвестиций «Альфа-Капитал Стратегические Инвестиции» зарегистрированы ФСФР России 05 июля 2007 г. за № 0888-94124636. ИПИФ смешанных инвестиций «Альфа-Капитал». Правила доверительного управления ИПИФ смешанных инвестиций «Альфа-Капитал» зарегистрированы ФСФР России 06 сентября 2002 г. за № 22-000-1-00049. ЗПИФН «Жилая недвижимость 01.10». Правила доверительного управления № 1817-94168740 зарегистрированы федеральной службой по финансовым рынкам России 24.06.2014 г.

Задать вопрос

Вы можете задать любой вопрос о деятельности и
продуктах управляющей компании «Альфа-Капитал»
Согласен на обработку персональных данных
С вами свяжется наш специалист и проведет необходимую консультацию
Что-то пошло не так,
Ваш вопрос не был отправлен.
попробуйте еще раз

Отправить расчет

Ваши контактные данные
Согласен на обработку персональных данных
Ваш расчет отправлен,
спасибо!
Что-то пошло не так,
Ваш расчет не был отправлен.
попробуйте еще раз

Заказать звонок

Оставьте ваш номер телефона,
чтобы наш специалист мог с вами связаться
Согласен на обработку персональных данных
Позвонить с сайта
К сожалению, сервис доступен только в рабочее время:
с 09.00 до 20.00 (МСК), но вы можете заказать звонок.
Применить Сбросить
Онлайн-покупка
Выберите удобный для вас способ проверки ваших персональных данных
и оплатите свой инвестиционный продукт за 2 минуты. Либо воспользуйтесь
заявкой для консультации со специалистом компании.
ОФОРМЛЕНИЕ ДОГОВОРА онлайн-покупки осуществляется на сайте online.alfacapital.ru.
После завершения оплаты вы будете возвращены на страницу, на которой находитесь в настоящий момент.

Широкий финансовый рынок

Приходя в управляющую компанию, клиент хочет получать доходность выше, чем доходность депозитов первоклассного банка, при этом с соизмеримым уровнем риска

Николай Антипов

Николай Антипов, заместитель генерального директора, директор Центра по работе с институциональными и корпоративными клиентами УК «Альфа-Капитал», рассказывает Ирине Слюсаревой о том, что могут дать инвестору точечно ориентированные стратегии и почему думать об интересах инвестора выгодно.

— Николай, вы руководите Центром по работе с институциональными и корпоративными клиентами управляющей компании «Альфа-Капитал». Ваш центр выделен в отдельную структуру именно по критерию состава клиентов?

— Да. В общей структуре компании «Альфа-Капитал» выделено два больших блока. Один занимается работой с физлицами, второй — наш Центр. Эти структуры разделены по двум критериям: во-первых, аудитория, а во-вторых, инвестиционные предпочтения.

Что касается первого критерия, то наш Центр ориентирован на работу с юридическими лицами и НКО (клиенты корпоративные и, соответственно, институциональные).

Кроме того, мы (как блок) работаем со специфическим инструментом — альтернативными инвестициями, то есть любыми нестандартными продуктами управляющих компаний.

— Нестандартные — это какие?

— Это различного рода закрытые фонды недвижимости, венчурные фонды, фонды долгосрочных прямых инвестиций. (Тогда как розничный блок специализируется главным образом на классических продуктах).

Надо сказать, что, хотя мы являемся центром по работе с корпоративными клиентами, это не значит, что физическим лицам у нас делать нечего. Наши клиенты — это, как уже сказано, корпоративные клиенты, институционалы, — но также еще и конечные бенефициары от корпораций, которым нужны более сложные продукты в рамках российского законодательства.

— Можно ли сказать, что в розничный сегмент идут массы средних и мелких инвесторов, которым предлагают более или менее стандартные стратегии инвестирования, а к вам идут крупные клиенты на индивидуальные стратегии?

— Да, можно сказать так. В рознице, конечно, присутствуют не только коробочные продукты для mass affluent. Есть также более специфические стратегии, которые реализованы в рамках ДУ. Это набор рыночных инструментов с различными хеджами. Мы же предлагаем то, что рознице сложно структурировать — специфические точечные продукты, в том числе фонды под заказчика с особыми потребностями.

Абсолютное большинство, 99 процентов этих заказчиков — квалифицированные инвесторы. Так что продукты для них точечно ориентированы.

— Есть ли у компании стратегия?

— Без стратегии жить невозможно. Мы и мыслим, и планируем стратегически. В нашей стратегии мы пытаемся не следовать какому-то общему уже сложившемуся массовому тренду, а нащупать то, что интересно именно сегодня. И, кроме того, отчасти даже формировать рынок. Мы хотели бы формировать интерес к инвестициям у целевой аудитории, будь то физические или юридические лица. Показать, что реальный инвестиционный горизонт уходит далеко за рамки привычного всем депозита. Наша идеология — рыночность и транспарентность, мы против кэптива и схем. Мы хотим убедительно доказать, что партнера по бизнесу (в частности, управлению активами) можно и нужно выбирать исходя из критериев надежности и успешности, объективно.

Исходя из этой стратегической цели, строится тактическая реализация. Мы ставим себе долгосрочную цель — входить в топ-5 во всех сегментах, где используется доверительное управление для юридических лиц. Включая негосударственные пенсионные фонды, СРО. Конкурируем не только с коллегами по цеху, то и с соседями — банками, брокерами, иностранными игроками.

Сегодня мы входим в тройку лучших компаний, управляющих целевым капиталам, делим первые места с компаниями «ВТБ Управление активами» и «Газпромбанк Управление активами». Именно целевые капиталы — одно из приоритетных направлений нашей работы. Например, у нас в управлении находятся капиталы Фонда помощи хосписам «Вера». Есть университетские фонды, в частности, обслуживается фонд МГИМО, Уральский федеральный институт, один из крупнейших эндаументов России «Сколтех». Наше подразделение помогает клиентам правильно распределять денежные потоки и фондировать заявленные потребности. Мы хорошо понимаем, зачем существуют целевые капиталы и что с их помощью можно сделать.

Также хотели бы видеть себя в числе лидеров и в традиционных секторах, — таких, как пенсионные накопления. Здесь наши результаты пока не так впечатляют, но мы ставим перед собой цель быть в пятерке лидеров и по этому сегменту.

— Понятно, что в любом финансовом топ-листе, по какому критерию его ни выстраивай, будет структура Сбера, ВТБ, Гапзромбанка... Но есть ли еще какие-то серьезные игроки?

— Несомненно. Более того, их очень много.

Если брать пенсионные деньги, то этот рынок поделен сейчас практически на две равные половинки — компании (или группы) с государственным участием и частные бенефициары, которые консолидируют НПФы, реализуя свои групповые потребности.

Самый простой путь для корпорации — отдавать свои пенсионные фонды своей же управляющей компании, консолидируя их. В целевых рейтингах есть компании, активы которых на 99% состоят из активов внутригрупповых фондов.

У нас картина иная. УК «Альфа-Капитал» входит в состав консорциума «Альфа-групп», но у нас нет НПФ. В силу удаленности от основных бизнесов группы мы можем быть комфортными для всех участников рынка. В то же время наш профильный бизнес — управление активами — это то, что мы хорошо знаем и хорошо делаем.

У нас великолепная экспертиза по fixed income. Результаты и качество нашего управления можно оценить, анализируя доходности 24 наших открытых фондов: фонды с размером СЧА больше миллиарда рублей постоянно входят в топ-5 фондов, получивших самую высокую доходность. Ровно так же, как и портфель Пенсионного фонда Российской Федерации, которым управляет наша компания. Размер этого портфеля составляет больше одного миллиарда рублей. Доходность по итогам 2015 года составила 9,3%. По срезам год к году на горизонте три месяца или шесть месяцев мы постоянно входим в тройку, а то и двойку лидеров.

Не могу не отметить наличие у компании «Альфа-Капитал» отдельного деска по деривативным инструментам. Мы хорошо котируем опционы. По этим программам с нами работают многие участники рынка: в первую очередь, компании, занимающиеся страхованием жизни. Это сейчас наиболее быстрорастущий сегмент в страховом бизнесе. Здесь мы конкурируем с очень известными финансовыми домами мирового уровня.

Мы имеем собственный департамент по риск-менеджменту, тщательно отслеживаем и эмитентов, и рыночные риски. Каждый понедельник я неизменно получаю исчерпывающую информацию по рискам относительно каждого счета, который мы ведем.

— Сейчас некоторые эксперты считают, что самая правильная стратегия для физического лица — «сидеть» в бондах и депозитах. Согласны ли вы с этим утверждением? Или предлагаете своим клиентам более сложные линейки и сочетания инструментов?

— Наше конкурентное пространство — это (как уже было сказано) не только управляющие и инвестиционные компании, но также и брокеры, и банки. Банки, наверно, даже в первую очередь, потому что мы боремся за одних и тех же клиентов. Банки сейчас, как известно, имеют опыт заключения, в том числе, ценнобумажных операций. И мы понимаем, что клиент, приходя к нам, хочет доходность выше, чем доходность депозитов первоклассного банка, при этом с соизмеримым уровнем риска. Соответственно, такие доходности могут обеспечить бондовые продукты. Мы одними из первых стали широко предлагать клиентам новые выпуски облигаций, которые ориентированы на инфляционные ставки, на ставку межбанковского рынка. Делаем это очень активно.

Эти же инструменты высокого качества и ликвидности были популярны, когда мы отыгрывали идеи снижения ключевой ставки и роста цен по основным инструментам. Мы брали большие позиции, и наши клиенты получили по ним хороший профит.

Сейчас растет интерес клиентов, например, в отношении конструкции, когда основная инвестиция производится в валютный фонд плюс хеджевая позиция рубль-доллар. Расчетный результат этой позиции сейчас существенно лучше результата любого депозита. Такие позиции наши клиенты с удовольствием открывают, в том числе через наши счета. Также сейчас мы выстраиваем продукты, которые будут ориентированы на операции репо, совершаемые в российском доверительном управлении. Мы можем брать хороший качественный инструмент, привлекать под него фондирование по низкой ставке и вкладывать деньги еще раз, внося элемент маржинальности по счетам юридических лиц.

Эти продукты востребованы. Они сложнее, чем депозит. И клиенты ими очень интересуются.

— Мы начали говорить про корпоративных клиентов. Можно ли обсудить их профиль: откуда они приходят, чего хотят?

— Они приходят из разных сегментов. Их объединяет желание получить доступ к инструментам, которые недоступны (или не предложены) в банке и дают доход выше ставки по банковскому депозиту.

Но можно выделить два больших класса клиентов.

Это, во-первых, корпоративные клиенты, которым мы стремимся донести вкус к инвестиционной деятельности.

И, во-вторых, институционалы, которые в силу закона или в силу состоявшихся привычек инвестирования работают через управляющие компании.

Для меня наиболее интересен первый класс: юридические лица, которые априори имеют свободные денежные средства. Я не говорю, что таких большинство. Большинство компаний инвестируют именно в себя, это предусмотрено природой бизнеса. Но все же есть и компании, имеющие свободные денежные средства. У них растут остатки по таким статьям баланса, как долгосрочные финансовые вложения. Эти бизнесы очень специфичны, их нельзя подвести под одну гребенку, выстроить типовые способы работы с ними. Они могут работать в разных сегментах экономики, даже принадлежать государству — например, предприятия оборонного комплекса. Идя к сотрудничеству с такими предприятиями, мы, в том числе, формируем и тендерные документы, поскольку здесь действует закон о госзакупках, который ограничивает конкуренцию. Но у этих предприятий могут иметься специфические интересы: скажем, к иностранным активам или активам, номинированным в иностранной валюте. Потому что в определенное время часть объемов этим предприятиям надо покрывать валютными платежами. Мы как бы встраиваемся во внутреннее казначейство каждого предприятия, предлагая наилучший продукт. Таким образом, на одной чаше весов у них находится депозит, на второй чаше весов — набор инструментов, который позволяет получить большую доходность за тот же срок.

В нас заинтересованы также компании, которые занимаются добычей сырья. Им нужны хеджи, конкретно — хеджи по сырьевым рынкам. Мы можем предложить им комфортные условия, хеджировать риски по стоимости товаров, которые они или добывают, или производят и продают. Для тех, кто имеет большой портфель займов с плавающей процентной ставкой, есть возможность хеджировать и процентные ставки.

Переходя к нашим институциональным клиентам, должен сказать, что им мы предлагаем только рыночные продукты. Мы готовы предлагать свои продукты, но также готовы выслушать предпочтения институциональных клиентов, то есть работать в тандеме.

— Существуют ли категории корпоративных клиентов, которых вы целенаправленно стремитесь привлекать?

— Да. Собственно, я их только что перечислил. Как уже сказано, это компании с хорошим кэшем, экспортоориентированные компании, государственные компании. Да вообще все компании, менеджмент которых желает достичь больших показателей финансовой эффективности.

В сегменте институциональных инвесторов нам интересны фонды — пенсионные, целевые, страховые, в том числе фонды саморегулируемых организаций. Стремимся выявлять наиболее быстро растущие секторы и идти туда. Сегодня это страхование жизни. Завтра, возможно, ими будут пенсионные фонды, почему нет?

— Различаются ли риски для разных категорий клиентов?

— По большому счету, нет. Но все зависит от риск-профиля конкретного клиента и его конкретных задач. Для меня важно понимать, чего именно хочет клиент от данной инвестиции. Если его цель — приумножить ресурс с минимальным уровнем риска, и он не может допускать потерь при инвестировании, то мы предлагаем наши классические стратегии, которые на 90% формируются из облигационной части и ориентированы именно на бонды российских эмитентов.

— И немножечко деривативов туда добавляете?

— Не всем. Перед началом работы мы, во-первых, выслушиваем пожелания клиента, а во-вторых, составляем его риск-профиль. Мы хотим понимать конечную цель клиента: может ли он позволить себе (учитывая его ориентиры по выручке и прибыли) иметь рискованную позицию. Хочет ли он просто заработать по максимуму — или у него есть какие-то обязательства, связанные с конкретным способом инвестирования.

Ультраагрессивные стратегии могут быть предложены только квалифицированным инвесторам — и в строго ограниченном объеме.

Мы не склонны ни предлагать деривативы широким фронтом, ни давать 100 процентов деривативов на один портфель. У нас даже и примеров таких нет. Обычно в рамках консервативной стратегии мы можем внедрить в портфель некоторую часть акций, но и то лишь тогда, когда наш управляющий видит объективные предпосылки к росту этих бумаг. И входим мы в эти бумаги недолго, не держим их постоянно.

Когда рынок был очень волатилен, в классических стратегиях мы совершенно нормально относились и к депозитам: держали в депозитах до 60-70% портфеля, когда ставки по ним были очень привлекательны. Это был период с ноября 2014 по апрель 2015 года. Тогда мы даже договаривались с банками о ставках в сторону повышения по ранее заключенным договорам.

— У инвесторов наверняка возникает потребность в конверсионных операциях?

— Конверсионные операции — это не к нам. У нас нет такой позиции: просто купить валюту и подержать на счете. Мы можем делать валютообменные операции, но как самостоятельный продукт их не продаем.

— Но при сделках все равно возникает необходимость перехода из валюты в валюту. Что вы можете сделать в этом плане?

— Это то, о чем я уже говорил: связка «евробонд плюс своп рубль-доллар». И в определенный срок мы получаем по этой операции такую позицию, которая дает нам рублевую доходность.

Если клиент говорит, что он не хочет находиться в рубле, то мы делаем для него евробондовый портфель. И каждые полгода у него будет купонная выплата. Это аналог наличности, которую клиент может тратить под потребности, которые у него возникают в бизнесе.

— Ваши клиенты являются по преимуществу резидентами?

— Да, мы работаем с резидентами. Нерезиденты тоже есть, но их немного. Иностранные инвестиционные дома тоже предлагают экспозицию на Россию, но находясь здесь, мы лучше знаем наших эмитентов, лучше понимаем, чего от них ожидать. Однако я не вижу барьеров для того, чтобы иностранные юридические лица тоже инвестировали через нас в российскую экономику.

— Есть ли какие-то глобальные вещи в плане институционального устройства рынка — законодательство, нормативные акты, которые вам очень нужны?

— Сейчас мы очень тесно работаем с регулятором через саморегулируемые организации, в том числе НАУФОР и НЛУ. Последние год-два мы понимаем, что регулятор нас слышит, то есть идет не одностороннее движение, а двухстороннее. Мы имеем возможность доносить свою позицию, видим, что с ней не только знакомятся, но и каким-то образом трансформируют ее в законодательные акты.

Сейчас мы заняты отработкой норм и положений о составе и структуре активов паевых фондов. Пытаемся сделать новые модели на базе этого нормативного документа.

Так что животрепещущих проблем в сфере законодательства и нормотворчества, которые стоило бы сейчас озвучивать, наверно, нет.

Есть правильно отлаженный рабочий порядок по выработке правил регулирования.

Общая канва связана с тем, чтобы следовать не только групповым интересам, но и думать о тех, кто дает нам деньги. Об инвесторах. Некоторые считают, что, когда компания сама финансирует свой проект, то отдача от него может быть потенциально больше. Но я нахожусь на позиции, что широкий финансовый рынок может дать сопоставимый уровень доходности — и это при гораздо меньшем уровне риска для каждого отдельно взятого проекта. Есть много резонов инвестировать в рыночные инструменты, а не заниматься «финансовой инженерией» — то есть, пытаться замаскировать недвижимость под ценную бумагу или поступать сходным образом. На рынке есть качественные ликвидные инструменты, у участников финансового рынка есть опыт. Так давайте продавать рынку опыт, качество и успешность, связанные именно с рыночными инструментами.

Если отдельный НПФ инвестирует в какие-то странные инструменты, порождающие мысли об аффилированности с другими бизнесами владельцев этого фонда, то, может быть, им это и принесет в краткосрочной перспективе большие деньги, но в целом это разрушает рыночную среду. Было бы правильно создавать общий рынок с общими механизмами, рыночными инструментами и рыночными правилами игры.

2 декабря 2016 г.
Ирина Кривошеева, «Альфа-Капитал»: На российской земле налоги платятся спокойнее и быстрее
Интервью Ирины Кривошеевой, генерального директора УК «Альфа-Капитал».
ПРАЙМ
1 декабря 2016 г.
Чего ждать от рубля после заседания ОПЕК
Комментарий Владимира Брагина, директора по анализу финансовых рынков и макроэкономики УК «Альфа-Капитал».
Investfunds.ru
1 декабря 2016 г.
Бумаги лучше золота
Комментарий Андрея Шенка, аналитика УК «Альфа-Капитал».
Газета РБК
1 декабря 2016 г.
Рекорд ММВБ: почему инвесторы выбирают российские акции
Комментарий Андрея Шенка, аналитика УК «Альфа-Капитал».
Forbes.ru
30 ноября 2016 г.
Участники рынка обсудили защиту прав розничного инвестора
Комментарий Ирины Кривошеевой, генерального директора УК «Альфа-Капитал».
Finbuzz.ru
Архив публикаций