16 июня 2022 21:50Коммерсантъ (kommersant.ru/apps)

К чему приведет отказ европейского рынка от российских углеводородов

Статья Дмитрия Скрябина, портфельного управляющего по акциям УК «Альфа-Капитал»

Недавно ЕС раскрыл детали шестого по счету пакета антироссийских санкций. Стало известно, что до конца года Европа откажется от 92% нефти и нефтепродуктов из России, за исключением трубопроводных поставок. На этом фоне мировые цены останутся высокими, что окажет поддержку как российскому бюджету, так и добывающим компаниям.

По нашей оценке, Евросоюз сократит покупки российской нефти примерно на 1,5 млн баррелей в сутки (б/с), нефтепродуктов — на 1 млн б/с (если брать за основу уровень 2021 года). Технически можно найти замену российским углеводородам до конца года, переориентировавшись на поставки из других стран, а также скорректировав собственное потребление. Например, уже выдвигаются инициативы по ограничению скорости на автобанах ради экономии топлива. Однако возникает вопрос цены, которую ЕС придется заплатить за отказ от российских нефтяных поставок.

Во-первых, очевидно, что нефть и нефтепродукты обойдутся ЕС существенно дороже — из-за увеличения затрат на логистику, а также общего роста цен под влиянием эмбарго. Во-вторых, возможны затраты на модернизацию европейских НПЗ для работы с альтернативными нефтяными сортами. В-третьих, Европа находится в состоянии «вынужденного покупателя», и экспортеры, прекрасно это понимая, могут закладывать в цены дополнительную премию — обратный вариант ситуации с текущим дисконтом на российскую нефть.

Что касается перенаправления российских продаж, то, безусловно, ключевым рынком для нас становится восточное направление. Статистика за май уже отражает сильное увеличение покупок нефти Индией — до 24 млн баррелей в месяц, что эквивалентно 0,8 млн б/с. Фактически это более половины от уровня российского экспорта нефти в ЕС в прошлом году. Планы Китая по пополнению стратегического нефтяного резерва, в случае их реализации, также помогут абсорбировать значительную долю поставок из России. Мы оцениваем вероятный размер резерва примерно в 1 млрд баррелей (исходя из текущего потребления порядка 15 млн б/с и логики, что стратегические запасы должны покрывать 60-дневную потребность страны).

В итоге российский экспорт нефти не должен существенно потерять в объеме, если смотреть в целом за год, хотя и возможно краткосрочное снижение, связанное с изменением рынков сбыта. Ключевым же становится вопрос цены реализации. Сейчас российская нефть продается с дисконтом до $35 за баррель, но отчасти эта скидка компенсируется общим ростом цен на мировом рынке — так, в мае в ожидании эмбарго Brent подорожала на 10%.

Недополученные Россией доходы вследствие уменьшения экспорта нефти и нефтепродуктов в ЕС можно грубо оценить в $20 млрд за год. Однако это гипотетическая цифра без учета повышения мировых цен, а также сокращения дисконта российской нефти со временем. Негативного влияния на бюджет-2022 и вовсе не ожидается, поскольку он сверстан исходя из цены барреля в 3190 руб., тогда как текущая цена выше — примерно 4900 руб. даже с поправкой на скидку.

Отдельно стоит отметить идею вице-президента ЛУКОЙЛа Леонида Федуна сократить производство нефти в РФ на 20–30% (до 7–8 млн б/с), с тем чтобы оптимизировать экспорт и максимизировать цену продажи. При этом поступления в компании и бюджет будут сбалансированы: падение объемов компенсируется более высокой ценой. Если инициатива станет рассматриваться на правительственном уровне, это может только усилить напряженность на мировом рынке и спровоцировать новый подъем нефтяных котировок.

Снижение добычи на величину более 20%, вероятно, потребует консервации отдельных месторождений, приводя к дополнительным издержкам и падению дебета скважин в случае последующей расконсервации. Тем не менее предложенный подход вполне реализуем на практике и может оказаться оправданным с экономической точки зрения.

Учитывая все эти факторы, мы прогнозируем среднесрочные мировые цены на нефть выше $100 за баррель, что обеспечит российским компаниям существенные денежные потоки и позволит выплачивать дивиденды. В частности, «Роснефть», «Газпромнефть», «Татнефть», «Сургутнефтегаз» уже объявили итоговые выплаты за 2021 год, а ЛУКОЙЛ может вернуться к этому вопросу во втором полугодии.

Несмотря на новые санкции, именно нефтяной сектор является нашим фаворитом на российском фондовом рынке, учитывая высокую ожидаемую дивидендную доходность (15–20% за 2022 год), перспективу мирового дефицита нефти и, как следствие, роста цен реализации. Сохраняется и относительно низкая оценка акций: у многих компаний коэффициент P/E (отношение капитализации к годовой чистой прибыли) составляет меньше 3, в то время как среднее значение для остального рынка за исключением «Газпрома» — около 6.

Дмитрий Скрябин, портфельный управляющий УК «Альфа-Капитал»