2 июня 2021 14:28Вестник НАУФОР

Закрывать все ниши

Интервью Николая Швайковского, руководителя направления по взаимодействию с государственными органами УК «Альфа-Капитал»

Николай Швайковский, заместитель гендиректора, руководитель направления по взаимодействию с госорганами УК «Альфа-Капитал», рассказывает Ирине Слюсаревой о том, как развивался рынок открытых фондов, почему пай не продает себя сам, а также описывает последние тренды в регулировании.

Устойчивый рост рынка коллективных инвестиций наблюдался несколько лет, но последний год в этом отношении стал выдающимся

ЗАКРЫВАТЬ ВСЕ НИШИ

- Николай, что происходит сейчас на рынке открытых ПИФов: какова динамика прихода инвесторов в этот продукт, корректировалась ли она пандемическим кризисом? Какова ситуация на рынке и в компании «Альфа-Капитал»?

- Буквально на днях читал очередной аналитический обзор по рынку коллективных инвестиций. Там констатируется, в очередной раз, что пандемия стала стимулом, побудившим население перекладывать деньги с банковских депозитов в другие инструменты: на брокерские счета, счета доверительного управления и другие чисто инвестиционные инструменты. Счет идет на триллионы рублей.

Управляющие компании достаточно долго имели дело с одной понятной группой клиентов, поток входящих клиентов более-менее прогнозировался - но в определенный момент эта клиентская база отчетливо расширилась. Интересно, что толчком для расширения стала пандемия. В конечном счете и брокеры, и индустрия коллективных инвестиций с потоком новых денег справились, но в начальном моменте это движение было неожиданным. Устойчивый рост рынка коллективных инвестиций наблюдался уже несколько лет, но последний год в этом отношении стал просто выдающимся. Особенно активно растут сейчас два сегмента - рынок открытых ПИФов и рынок биржевых фондов. СЧА биржевых ПИФов составила к началу 2021 года более 100 млрд рублей. Это превышает объем средств, привлеченных в ETF, торгуемые на российских площадках, хотя российской индустрии биржевых ПИФов чуть больше 2 лет. Интересно, что вначале перспективы этого сегмента не были абсолютно очевидны.

- Вы обсуждали вероятность конкуренции между традиционными видами фондов и БПИФами - что же показала жизнь?

- Жизнь показала, что это разные инструменты, скорее дополняющие друг друга. Биржевые фонды - инструмент, который эффективно продвигается через доверительное управление, через онлайн каналы. Плюс продажи на открытых организованных площадках. Биржевые фонды удобны тем, что ими можно наполнять индивидуальные инвестиционные счета, получая еще и налоговый вычет. Они хорошо продаются в этом формате.

В общем, по общему итогу рынок вырос, причем темпы роста были неожиданно высокими. «Альфа-Капитал» была готова к вызовам. Хотя в самом начале пандемии было непросто понять, как повлияет на работу удаленный режим и может ли управляющая компания в принципе работать в таком режиме. Спасибо и регулятору, и НАУФОР, которые очень быстро согласовали форматы работы в новых условиях. В частности, в течение первых трех месяцев пандемии Банк России выпустил больше десятка информационных писем, помогавших выстроить работу в новых реалиях.

Дальше переходный период закончился, мы освоились в новом режиме и работали в нем уже до конца 2020 года. И все это время шел стабильный устойчивый рост.

Обязательно следует сказать, что и наши, и общие успехи не были бы возможны без того задела, который создавался на рынке в предыдущие годы. В частности, очень многое стало возможным потому, что рынок получил возможность удаленной идентификации клиента, возможность совершать операции дистанционно, создал и развивал все эти годы дистанционные каналы дистрибуции. Важность реализации этих решений просто невозможно переоценить: без них все шло бы по-другому, совсем по-другому. А наличие этих каналов позволило рынку коллективных инвестиций спокойно и устойчиво развиваться, в том числе в пандемию.

Позволило не споткнуться, не сойти с маршрута.

Надо сказать, регулятор все это время был на высоте и приятно удивлял. До кризиса казалось, что внимание регулятора в значительной степени сфокусировано на пенсионной отрасли: в том числе потому, что шло ее переформатирование. А отрасль паевых инвестфондов находилась как бы на периферии. В какой-то степени это даже устраивало рынок: излишне пристальное внимание и жесткое регулирование любят не все. В то же время не было особого движения в направлении, скажем так, популяризации отрасли. Находясь на сайте Банка России, вряд ли можно составить о паевых фондах достаточно репрезентативное представление: информации элементарно недостаточно.

Кризис в этом плане многое изменил. Мы ощутили со стороны регулятора и внимание, и поддержку.

- Может быть, и сами эти отрасли (пенсионная и коллективных инвестиций) будут сближаться? Скажем, сейчас обсуждается тема ИИС 3 типа…

- Как мы знаем, на американском финансовом рынке присутствует большая линейка пенсионных планов: и наиболее известные 401k, IRA (Individual Retirement Account), и другие типы счетов. В целом это очень гибкая система. Или работник, или работодатель, или они оба совместно ежемесячно вносят определенную сумму на индивидуальный пенсионный счет сотрудника. Далее эти деньги инвестируются. Есть варианты, когда накопленные средства инвестируются по усмотрению работодателя; есть и такие, где инвестирует сам работник. Причем разные планы имеют разные схемы освобождения от налогов; но в целом все типы счетов, так или иначе, предполагают налоговые преференции. Эта совокупность инвестиционных и пенсионных планов - существенно более продвинутая система, если сравнивать с российскими ИИС.

Но и фундамент у этой системы другой, гораздо более мощный. Так или иначе, через обычные ли счета или квазипенсионные, но инвестирует в во взаимные фонды около 45% домохозяйств США. Очевидно, что российская система коллективных инвестиций пока далека от подобных показателей. У нас все куда скромнее. Так уж сложилось исторически: там индустрия взаимных фондов возникла еще в начале 20 века, то есть она функционирует примерно век, а в России ей чуть больше 20 лет.

Но, конечно, есть определенные надежды, что российская система коллективных инвестиций разовьется.

Сейчас она с очевидностью проходит через стадию непропорционального роста: на мой взгляд, имеется определенный перекос интереса инвесторов в пользу брокерских счетов. Преобладающая часть граждан России, впервые открывающих инвестиционный счет, выбирает именно брокерский счет, а не формат управления активами в широком смысле (паевой фонд, доверительное управление).

Этот факт можно объяснять разными причинами. Наверное, у части инвесторов присутствует желание самостоятельно распоряжаться своими деньгами; с этим плюсуется недопонимание механизма работы инструментов коллективных инвестиций. Имеет место и определенное недоверие к «дополнительному», с точки зрения клиентов, финансовому посредничеству.

- Возможно, недоверие проявляют преимущественно люди постарше. А молодым нравится именно распоряжаться самостоятельно, причем есть в этом и элемент чистого гэмблинга, удовольствия нажимать на кнопки. И ведь рынок сейчас растет, так что никаких потерь, болезненно выбрасывающих из состояния азарта, еще не было. Поэтому нет и мотивов, которые подталкивали бы человека инвестировать более осторожно, иметь профессиональную экспертизу и поддержку. Я права?

- Если говорить конкретно о рынке коллективных инвестиций, то стать владельцем пая можно и тем путем, и другим. Можно купить пай и самостоятельно на брокерский счет, и через доверительное управление, подключаясь к профессиональной экспертизе.

Исторически сложилось так, что пай в принципе сам себя не продает. На его покупку приходится мотивировать и посредника, и самого инвестора. Возможно, парадоксальным следствием этой ситуации является то, что если уж покупка делается, то получается более осознанной. В результате рынок коллективных инвестиций генерирует существенно меньше жалоб клиентов, чем другие сегменты финансового рынка. Да, собственно, не только жалоб, но, главным образом, оснований для них. Давайте вспомним, что даже в ситуациях очень серьезных кризисов в нашей отрасли было существенно меньше скандалов, случаев мошенничества, банкротств, миссейла и тому подобного. Сам рынок падал, это факт, но вот намеренных недобросовестных злоупотреблений на российском рынке коллективных инвестиций я просто не помню.

Банк России иногда излишне жестко продвигает идею, что инвестиции на фондовом рынке отличаются от банковских вкладов тем, что на первых клиент может потерять все. Но история о том, что клиент может потерять все - это вообще-то как раз не про нас, не про коллективные инвестиции. Да, всегда есть рыночный риск, однако это риск состоит в том, что можно не получить доход на определенном временном горизонте либо получить сумму менее инвестированной первоначально. А вот риск потерять все с гораздо большей вероятность может реализоваться через депозит, в отношении суммы, превышающей порог 1млн 400 тысяч рублей. При отзыве лицензии у банка (что далеко не редкость) вкладчик действительно может потерять все деньги за вычетом этой суммы (которая застрахована АСВ). Но не припомню случая, когда потери такого рода (связанные со злоупотреблениями) происходили бы по вине управляющей компании.

Хотя было время, когда управляющие компании довольно активно уходили с рынка, и их количество существенно сократилось. Это тоже реальность, в которой мы живем. Количество УК за последние несколько лет сократилось примерно вдвое, с 600 до 300. При этом имеет место очень высокая концентрация рынка: на долю топ-10 управляющих компаний приходится около 85% активов розничных ПИФов.

- Как вы относитесь к такой концентрации (учитывая то, что «Альфа-Капитал» несомненно входит в топ-5)?

- Да, «Альфа-Капитал» входит в топ-5 крупнейших УК на рынке. И мы, наверное, должны бы радоваться тому факту, что конкурентов стало меньше. Но нет, мы не сильно радуемся. Теория говорит о том, что недостаток конкуренции тормозит рост. В рост мы верим, а добросовестной конкуренции не боимся. Чтобы не отстать и оставаться в топе, приходится бежать очень быстро.

- Вы сказали, что наиболее быстро развиваются открытые фонды, в частности, биржевые фонды. Как и почему это происходит?

- Еще недавно российский рынок вообще всех видов ПИФов выглядел так: от силы 15% составляли открытые фонды, а все остальное - это были закрытые фонды. Иными словами, розничные фонды представляли собой верхушку айсберга, а основой индустрии коллективных инвестиций были ЗПИФы: недвижимость и так далее. Самыми крупными УК были те, кто управлял закрытыми фондами.

Доля закрытых фондов для квалифицированных инвесторов потихоньку падает. Во-первых, потому что увеличились варианты инвестирования через открытые фонды. Во-вторых, потому что появились закрытые фонды для неквалифицированных инвесторов: главным образом так называемые рентные фонды. Это довольно молодое направление, на нем мы тоже достаточно активно развиваемся. Сейчас это единственный вариант ПИФа, который может выплачивать вкладчикам промежуточный доход. Собственно ренту, строго говоря. У этого типа фондов есть свои особенности, главная из которых - достаточно высокий порог входа: 300 тысяч рублей. Это относительно высокий порог, учитывая, что речь идет о розничных фондах, в которых мы как управляющая компания в целом стремимся сделать порог как можно ниже. Для отдельных розничных фондов речь идет о суммах 500 рублей и даже ниже. На таком фоне 300 тысяч рублей являются существенной суммой.

- Этот сегмент растет в силу общего роста рынка?

- Общий рост имеет значение, но это не главная причина. Также имеет значение то обстоятельство, что ставки по депозитам снижаются, а на доход по депозитам еще и введен налог. И клиентам стали интересны альтернативные источники фиксированного дохода, именно фиксированного. Конечно, закон не разрешает гарантировать пайщику конкретную доходность. Но можно говорить об исторической доходности, а также сообщать о доходности базовых активов фонда: например, об арендных ставках.

Если вернуться к другой новинке отрасли - биржевым фондам, то, как уже говорил, за 2 года в российскую индустрию биржевых фондов пришло 100 млрд рублей. Число БПИФов тоже растет, их уже десятки. Этот формат понравился и инвесторам, и управляющим компаниям.

Почему биржевые фонды нравятся инвесторам, понятно. Они ожидают, что фонды будут следовать доходностям конкретного индекса и что вознаграждение управляющего здесь ниже, чем в фонде традиционного типа. Отчасти это так и есть. Хотя на рынке уже появились и активно управляемые биржевые фонды, и пассивно управляемые. То есть нельзя сказать, что все открытые фонды управляются активно, а все биржевые фонды управляются пассивно.

- Но ведь в теории все биржевые фонды являются именно пассивно управляемыми, или я что-то путаю?

- По умолчанию да, но в законодательстве нет однозначной установки на то, что биржевой фонд обязан управляться именно пассивно.

Мы обозначаем инвестору индикатор доходности, которому следуем. Но каким именно образом управляющий следует за индикатором, остается выбором самой управляющей компании. Мы вольны выбирать любой способ следования.

- Каковы ваши кратко- и среднесрочные планы на этом рынке? Каковы главные вызовы?

- Основная задача компании «Альфа-Капитал» (она же и главный вызов) - максимально закрыть инвестиционные потребности клиентов. Дать им максимально возможный набор инструментов через совокупность всех наших паевых инвестфондов - и открытых, и биржевых, и закрытых. Чтобы наша инструментальная база отвечала самым широким запросам клиентов по всем значимым параметрам: и по классам активов, и по индексам, и по сегментам экономики, и по странам.

Это первый этап, скажем так. Очень важный, но на нем наши задачи не заканчиваются. После того, как закрыты основные инвестиционные запросы клиентов, мы начинаем смотреть на стратегии более точечно, искать локальные истории. Например, рассматривать инвестиции в отдельные страны. Вот сейчас мы сделали БПИФ на Китай. Старт получился очень мощный: СЧА фонда «Альфа-Капитал Китайские акции» исчисляется в миллиардах рублей, причем все случилось за считанные месяцы.

- Надо же. А специалисты жалуются, что Китай непрозрачный!

- Это правда. Информации по Китаю часто недостаточно. Но для инвестора это не играет значимой роли. Инвестору важно, что китайская экономика достаточно активно развивается: там большая доля хайтека, мощный индустриальный сектор. Поэтому интерес к инвестициям в Китай огромный, и мы стараемся его закрывать.

Есть в наших БПИФах и другие локальные истории: например, валютные стратегии. Мы закрываем спрос на инвестиции в валюте, он реально велик. И все время появляются новые инвестиционные идеи. Мы их анализируем, стараемся проверить на фокус-группах, а на следующей стадии запускаем. Широкий набор стратегий - обязательный элемент, фундамент всей нашей работы.

У ведущих западных игроков, как известно, количество фондов исчисляется сотни. Мы стараемся идти по этому пути. Понятно, что вменяемый инвестор самостоятельно ориентироваться в таком количестве фондов уже не может. В такой ситуации квалифицированный управляющий формирует портфели уже из фондов, а клиенту, в зависимости от его инвестиционного профиля, предлагает пакетные решения, наборы разных фондов. Своего рода ассорти, нарезку фондов.

Наличие широкой линейки фондов - условие первое основное. Второе условие - постоянный поиск новых локальных тем. Значение имеет не новизна сама по себе: важно уловить появление тренда нового, но имеющего потенциал стать долгосрочным.

Общий вызов такой: не пропустить, быть первыми, закрывать все ниши.

- Фонд «ФастФуд» можно считать примером реализации локальной истории?

- Да, можно. Этот фонд инвестирует в покупку объектов недвижимости, обеспеченных долгосрочными договорами аренды с сетями ресторанов быстрого питания (БургерКинг, МакДоналдс, KFC). В пандемию сегмент сетевого фастфуда очень хорошо развивался, на него большой спрос. Фонд «Арендный поток» - пример того же типа. Стратегия фонда - покупка объектов недвижимости, которые арендует сеть «Пятёрочка».

Но важно не только придумать инвестиционную идею. Идея - это сложно, но можно. Дальше надо ее раскрутить, продать и поддерживать технологически, обеспечивая дистрибуцию. Для розничных закрытых фондов отдельная задача - обеспечить вторичное обращение их паев. Вывести на биржу и поддерживать вторичную ликвидность. Задача небанальная, но коллеги с ней справились. Сейчас паи наших фондов торгуются на бирже: есть маркетмейкер, есть вторичное обращение и есть сделки инвесторов между собой, без участия маркетмейкера.

Удивительно сознавать, что это стало реальностью. Еще 2-3 года назад такое трудно было представить.

В сегменте операций с паями биржевых фондов тоже растет доля рыночных сделок. Причем, не только сделок, где одной из сторон выступает с маркетмейкер. Это здорово, это новый для нас класс клиентов: люди, которые покупают паи наших фондов на анонимном биржевом рынке.

- Устраивает ли вас текущее регулирование отрасли открытых паевых фондов? Как формируется пакет предложений для диалога с регулятором?

- Когда текущее регулирование станет устраивать меня полностью, это будет означать, что профиль деятельности имеет смысл поменять и заняться чем-то другим.

У нашей компании всегда активная позиция в этом вопросе. Причем свою позицию в отношении регулирования мы еще и стремимся активно доносить. Таких компаний на нашем рынке в целом не очень много. Впрочем, большинство крупных компаний этим занимается, так или иначе. А компании не из числа лидеров пользуются уже результатами наших усилий. Так устроена жизнь.

Наши инициативы мы обсуждаем с регуляторами очно, открыто, во всех доступных форматах: через рабочие группы, экспертные советы. Еще один канал связи - саморегулируемые организации. Это довольно мощный канал.

Часть инициатив обращена к Банку России как организации, непосредственно устанавливающей правила работы на финансовом рынке. Но работаем также с Министерством финансов (главным образом в части налогов). Есть темы, касающиеся цифровизации - их имеет смысл обсуждать с министерством цифрового развития.

В целом почти всегда следует иметь в виду одну фундаментальную истину. Как бы ни был хорош конкретный нормативный акт, со временем он устаревает. Появляются новые продукты, новые технологии, меняются форматы взаимодействия с потребителем и так далее. Поэтому любой нормативный акт, даже очень хороший, подлежит апдейту. На развитых рынках публичный аудит законодательной базы - обычная и регулярная практика. На российском рынке процессы такого рода в явном виде отсутствуют. Во всяком случае, мне видится, что инициатива подобного аудита чаще возникает снизу.

Сейчас подход Банка России к обсуждению инициатив меняется: он хочет, чтобы нормативный акт был хорошо проработан уже на предварительной стадии. Регулятор не отвергает наши идеи, но ждет от нас их серьезного обоснования. К этому приходится приспосабливаться. Хотя у управляющей компании не всегда хватает на такую проработку ресурса - и временнОго, и интеллектуального.

Пандемия осложнила обсуждения инициатив: что ни говори, очные встречи более продуктивны, а сейчас они фактически неосуществимы. Стараемся выходить из положения как можем.

Сейчас ряд инициатив, касающихся рынка коллективных инвестиций, находится в промежуточной стадии. Полтора года назад профильное законодательство претерпело существенные изменения: был принят пакет поправок в закон об инвестиционных фондов, который создает для индустрии много новых возможностей. Но для того, чтобы изменения, принятые на уровне закона, стали практикой, требуется разработка соответствующих подзаконных актов (зачастую довольно многочисленных). Это большая работа. Сейчас она идет. А индустрия находится в режиме ожидания. Ожидается, в первую очередь, отмена типовых правил доверительного управления всеми видами паевых инвестиционных фондов. Типовые правила - сложный документ, к настоящему времени не во всем актуальный. Управляющим было очень тяжело работать в соответствии с прописанными в нем правилами, поскольку он крайне жестко детерминировал все действия, давая очень слабую возможность для маневра с учетом конкретных рыночных условий. Крайняя формализованность документа управляющих буквально сковывала. Сейчас эта матрица находится в процессе переформатирования. Параллельно появятся и новые приятные опции: например, возможность выплаты дохода в открытых и биржевых фондах.

Отсчет пошел уже на месяцы, скоро все должно случиться. К новшествам следует готовиться заранее, поскольку они потребуют от управляющих больших объемов внутренней организационной работы, доработки внутренних систем.

Еще одна тема для обсуждения - ограничения деятельности управляющей компании. Дело в том, что деятельность управляющей компании чрезвычайно жестко регламентирована в целом: в плане того, что мы можем делать, а что нам запрещено. На условном Западе это уже давно не так. Там управляющие могут заниматься, скажем, кэш-менеджментом, могут эмитировать платежные карты (фактически являясь платежными агентами). Могут предоставлять клиентам консультации различного вида, в том числе налоговые и так далее.

Нам тоже порой становится тесно в рамках текущего регулирования. И мы ведем с Банком России осторожный диалог о том, за счет чего можно расширить наши возможности. Не следует все-таки забывать, что управляющая компания - организация в первую очередь коммерческая, для которой нормально быть заинтересованной в развитии разных направлений деятельности при условии, что это не противоречит основной деятельности. И мне кажется, что регулятор слышит нас и этот диалог поддерживает.

А иной раз даже инициирует.

Выпущен консультативный доклад «Подходы Банка России к развитию конкуренции на финансовом рынке», где как раз обсуждается, какие виды деятельности на финансовом рынке сочетаются между собой, набором каких возможностей может обладать финансовая организация. Регулятор признал, что реальность подлежит корректировке. Полагаю, за этим докладом последуют более конкретные решения регулятора в этой части. Тогда и станут понятны наши возможности развития.

Хотелось бы еще сказать несколько слов про формирование инвестиционных целей клиентов. Во всем мире паевые фонды - инструменты долгосрочные. Убежден, что повышение финансовой грамотности в широком смысле слова и осознанный подход к инвестированию будут смещать предпочтения клиентов в сторону продуктов коллективных инвестиций. Недавно бросился в глаза в одном из обзоров рынка коллективных инвестиций США такой факт: более 100 млн инвесторов являются владельцами паев взаимных фондов. Причем 65 процентов из них - через механизм IRA-счетов. Более 90 процентов основной целью инвестирования называют формирование финансовой подушки к моменту выхода на пенсию. Вот так понимают цели инвестирования на самом развитом рынке. Конечно, такое понимание не появится из ниоткуда, к этому нужно прийти. Но его можно и стимулировать. В этом контексте обсуждение внедрения долгосрочных ИИС (ИИС третьего типа) - очень правильная история. Мы ее всячески поддерживаем и в обсуждении активно участвуем.